Психолог Юлия Букинга
Идти или не идти — вот в чём вопрос
Зачем нужен психолог, если есть книги и статьи по психологии
Время от времени я слышу вопрос: «Что такого особенного даёт человеку работа с психологом?» Может ли человек в разговоре с психологом узнать и понять о себе то, чего нельзя понять, прочитав книги и статьи по психологии?

Я вспоминаю, как писала диплом. Я тогда всё больше влюблялась в психоанализ и мечтала попробовать — как это, думать психоаналитически. Диплом я намечтала использовать не только как возможность разобраться в теории, но и как экспериментальное поле, чтобы проанализировать практическую работу с пациентами. Собственной практики у меня было мало, и научный руководитель предложила мне в дипломе потренироваться на литературных героях. В итоге я написала диплом «Исследование нарциссических аспектов аддикций на примере произведений М. Булгакова «Морфий» и М. Агеева «Роман с кокаином».

Чтобы написать диплом, мне надо было продраться сквозь дебри теорий о нарциссизме и аддикциях. Я читала теории, мало что в них понимала, злилась, психовала, отчаивалась что-либо понять, снова читала. Дошла до сборника под редакцией Скотта Даулинга «Психология и лечение зависимого поведения». Первый абзац предисловия к сборнику (автор предисловия — психоаналитик Александр Усков) начинался так: «Психоанализ — дисциплина, по преимуществу понимающая и идеографическая. Его, прежде всего, интересует судьба конкретного человека — пациента — увиденная, услышанная и преобразованная субъективным и пристрастным участием другого — аналитика… Однако психоанализ не чужд и номотетического, объясняющего подхода, и такие термины как невроз, тревога, пограничная личностная организация, нарциссическое расстройство и т. п., имеют более или менее общепринятые значения для всех психоаналитиков».

В словарях я узнала, что номотетический подход выявляет всякого рода закономерности изучаемых объектов, а его противоположность — идеографический подход — основан на исследовании индивидуальных особенностей. Диплом дал мне почувствовать, как это может быть.

Чем больше я перечитывала «Морфий» и «Роман с кокаином», то есть чем больше слушала их героев — Вадима Масленникова и Сергея Полякова, тем больше я думала о том, какими абсолютно разными могут быть люди со схожими, казалось бы, проблемами.

В феврале 2018 я была на семинаре у психоаналитика Ляваса Коварскиса. Он говорил о том, что люди часто требуют от психологов теорий и думают, что вот они изучат теорию, которая касается их проблемы, и решат свои проблему, но так почти никогда не получается.

Лявас говорил об обучении психоаналитиков и сказал, что, наверное, самое трудное — научить будущего психоаналитика слышать другого человека и помогать этому человеку понять самого себя, а не теорию про человека. Когда психоаналитик начинает слышать человека, это помогает человеку слышать самого себя и понимать себя. «А что касается теорий, люди часто требуют от нас разных теорий. Когда один мой пациент снова и снова спрашивал меня: «Ну что мне почитать про меня, что мне почитать про меня?», мой супервизор пошутил: «Слушай, скажи ему, что про него книга ещё не написана».

Я думаю так — на самом деле благодаря текстам по психологии мы можем приблизиться ко многим вопросам и ответам. Узнав себя в тексте про других людей, можно понять о себе разные удивительные новые вещи — приятные и не очень. Понять и попробовать изменить в себе то, что получится изменить.

Но, к сожалению, психическая боль конкретного человека и терапия его боли не вписываются в общие закономерности целиком и полностью.

Что мне попалось за последние несколько дней? Искренний текст о том, как важно мужу и жене оставаться парой. Каждый вечер оставлять себе как паре возможность побыть вместе. Каждый вечер уделять друг другу время, не растворяясь без остатка в заботах о любимых детях. И другой вызывающий уважение текст о том, что не надо заставлять ребёнка читать. Что так он не полюбит читать, а наоборот — возненавидит чтение. Что если мы сами читаем и ребёнок видит это, он тоже начнёт читать.

Два текста, в которых есть рекомендации — придерживайся их и, если у тебя аналогичные вопросы/проблемы, вот тебе возможное решение. И найдутся те, кто согласится, что предложенное решение вдохновляет, последуют рекомендациям, и всё у них получится. А у кого-то — нет: они тоже попробуют, но у них не получится, не сработает. Почему?

Потому что существуют какие-то общие закономерности, и вместе с ними есть наши индивидуальные особенности.

Здесь и появляется психолог со своей консультацией. Наша уникальность — вот то, что, прежде всего, учитывает психолог. В чём она проявляется и как влияет на то, что с нами происходит. Какую роль играет в том, что с чем-то мы можем справиться. Как она может быть связана с тем, что остаётся недоступным для нас, несмотря на все предпринимаемые усилия. Об этом речь на консультациях у психолога.

Психологический текст и психолог — не конкуренты. Там, где помогает статья по психологии, где срабатывают закономерности, консультация психолога не требуется. Психолог пригодится в случаях, когда уникальная ситуация выходит из берегов закономерностей. Он работает с личностью и её неповторимой психологической историей, про которую ещё не написана книга.

Made on
Tilda